войти через Google+ войти через VK

Памятник Ричарду Ченслеру в Северодвинске

Памятник Ричарду Ченслеру, англичанину, прибывшему с торговой миссией в Россию в 1553 году. Памятник был торжественно открыт 16 августа 1998 года на набережной острова Ягры. Автор памятника А. Костылев, А. Бизюков

Памятник представляет собой камень, на котором укреплена металлическая доска. Текст на ней гласит: «Ричарду Ченслеру, капитану «Эдуарда Бонавентуры», Лондон, с чьим приходом сюда 24 августа 1553 года начались регулярные отношения России с Англией. 1998 г.»  

Английский корабль капитана Ричарда Ченслера, 24 августа 1553 года бросил якорь у острова Ягры, который был назван Розовым островом. Ричард Ченслер открыл для европейцев морской путь в далекую Московию. 

Рядом с камнем расположен адмиралтейский якорь. Камень - глыба беломорского гранита весом почти в две тонны - своей лицевой стороной обращен к Двинскому заливу, откуда пришел к нашим берегам корабль «Эдуард Бонавентура» («Эдуард Благое Предприятие»). 

Официальное открытие памятника состоялось 16 августа 1998 года, в дни празднования 60-летнего юбилея Северодвинска. Обелиск довольно удачно вписался в морской ландшафт острова Ягры. Его охотно посещают горожане и гости города, многие фотографируются на фоне этого памятного знака. 

 

Ри́чард Че́нслор или Че́нслер (англ. Richard Chancellor; ум. 1556) — английский мореплаватель, положивший начало торговым отношениям России с Англией.

10 мая 1553 года английский король Эдуард VI отправил в поиск северного пути в Индию и Китай через Северный Ледовитый океан три корабля под начальством Хью Уиллоби и капитана Ченслора; разлучённые бурей, два корабля из трёх зазимовали у берегов Русской Лапландии, а капитан судна «Эдуард Бонавентура» Ричард Ченслор благополучно доплыл до Белого моря. Вторым капитаном корабля был Климент Адамс.

Модель судна Ченслера, находящаяся в городском музее Северодвинска. 

24 августа 1553 года «Эдуард Бонавентура» вошёл в Двинский залив и бросил якорь у Летнего берега, напротив селения Нёнокса.

Из книги Адамса "О путешествии Ричарда Ченлера": 

«Ченслер направил курс к неизвестным странам и вышел так далеко, что оказался в местах, где совсем не было ночи, но постоянно сиял ясный свет солнца над страшным и могучим морем. После пользования непрерывным солнечным светом в течении нескольких дней Богу угодно было привести их в большой залив длиной в сто миль или больше. Они вошли в него и бросили якорь, далеко зайдя вглубь. Оглядываясь вокруг и ища пути, они заметили вдалеке рыбачью лодку. Капитан Ченслер с несколькими людьми отправился к ней, чтоб завязать сношения с бывшими в ней рыбаками и узнать от них, какая здесь страна, какой народ и какой их образ жизни. 
Однако рыбаки, пораженные странным видом и величиной его корабля (ибо здесь до того времени ничего подобного не видели), тотчас же обратились в бегство; он все же следовал за ними и наконец догнал их. Когда Ченслер подъехал к ним, рыбаки, помертвев от страха, пали перед ним ниц и собирались целовать его ноги. Но он, по своей всегдашней большой любезности, ласково смотря на них, ободряя их знаками и жестами, отказываясь от их знаков почтения, с дружеской лаской поднимал их с земли. Даже странным кажется, как много сочувствия приобрел он в этих местах своим ласковым обращением».

От местных жителей, изумлённых появлением большого корабля, англичане узнали, что эта местность является не Индией, а Россией.

Селение Нёнокса

Из книги Адамса: 
«...капитан Ченслор обратился с просьбой к губернатору этих мест, который вместе с другими приезжал на корабль, чтоб тот позволил ему приобрести за деньги нужные для экипажа съестные припасы, и просил дать ему заложников для большей безопасности своей и экипажа».

Картина художника Мартынова из северодвинского музея

Отсюда англичане отправились к острову Ягры и пристали к берегу в бухте святого Николая, недалеко от Николо-Корельского монастыря (где впоследствии был основан город Северодвинск). Англичане объявили, что имеют от английского короля письмо к царю и желают завести с Московией торговлю. Снабдив их съестными припасами, начальники Двинской земли немедленно отправили гонца к царю Иоанну Грозному, который пригласил Ченслора в Москву и велел доставить ему все возможные удобства в пути.

Ричард Ченслор написал о Москве:

«Сама Москва очень велика. Я считаю, что город в целом больше, чем Лондон с предместьями. Но она построена очень грубо и стоит без всякого порядка. Все дома деревянные, что очень опасно в пожарном отношении. Есть в Москве прекрасный замок, высокие стены которого выстроены из кирпича. Царь живёт в замке, в котором есть девять прекрасных церквей и при них духовенство».

В Москве Ченслор подал Иоанну грамоту Эдуарда, писанную на разных языках ко всем северным и восточным государям; он обедал у царя, а после имел переговоры с боярами и остался ими доволен. В феврале 1554 г. Ченслор был отпущен Иоанном с ответом английскому королю. Царь писал Эдуарду, что он, искренно желая быть с ним в дружбе, с радостью примет английских купцов и послов. За смертью Эдуарда Ченслор вручил грамоту Иоанна королеве Марии и своими вестями вызвал большую радость в Лондоне. В 1555 году, после организации в Лондоне Московской компании, он вторично отправился в Россию на двух кораблях с поверенными составившегося в Англии общества купцов Греем и Киллингвортом, чтобы заключить торжественный договор с царём.

Ричард Ченслор написал о воинском деле:
«...на поле битвы они действуют без всякого строя. Они с криком бегают кругом и почти никогда не дают сражений своим врагам, но действуют только украдкой. Но я думаю, что нет под солнцем людей столь привычных к суровой жизни, как русские: никакой холод их не смущает, хотя им приходится проводить в поле по два месяца в такое время, когда стоят морозы и снега выпадает более, чем на ярд. Простой солдат не имеет ни палатки, ни чего-либо иного, чтобы защитить свою голову. Наибольшая их защита от непогоды — это войлок, который они выставляют против ветра и непогоды, а если пойдет снег, то воин отгребает его, разводит огонь и ложится около него. Так поступает большинство воинов великого князя за исключением дворян, имеющих особые собственные запасы. Однако такая их жизнь в поле не столь удивительна, как их выносливость, ибо каждый должен добыть и нести провизию для себя и для своего коня на месяц или на два, что достойно удивления. Сам он живет овсяной мукой, смешанной с холодной водой, и пьет воду. Его конь ест зеленые ветки и т. п., стоит в открытом холодном поле без крова и все-таки работает и служит ему хорошо. Я спрашиваю вас, много ли нашлось бы среди наших хвастливых воинов таких, которые могли бы пробыть с ними в поле хотя бы только месяц. Я не знаю страны поблизости от нас, которая могла бы похвалиться такими людьми и животными. Что могло бы выйти из этих людей, если бы они упражнялись и были обучены строю и искусству цивилизованных войн».

Ричард Ченслор написал о религии:
«В знании молитв они мало искусны, но обычно говорят: “As bodi pomele”, что значит “господи, помилуй меня”, и десятая часть населения не сумеет прочесть “отче наш”; что касается “верую”, то в это дело никто и впутываться не будет вне церкви, ибо они говорят, что об этой молитве можно даже и говорить только в церкви».

Ричард Ченслор написал о русских:
«Русские по природе очень склонны к обману; сдерживают их только сильные побои.
Что касается разврата и пьянства, то нет в мире подобного, да и по вымогательствам это самые отвратительные люди под солнцем».

Фрагмент известной картины Александра Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею» (1875 год).

Иоанн милостиво принял Ченслора и его товарищей, называя королеву Марию любезнейшей сестрой. Был учреждён особенный совет для рассмотрения прав и вольностей, которых требовали англичане; главная мена товаров была назначена в Холмогорах, осенью и зимой; цены остались произвольными. Иоанн дал англичанам торговую грамоту, объявив в ней, что они свободно и беспошлинно могут торговать во всех городах России. В 1556 году Ченслор отплыл в Англию с четырьмя богато нагруженными кораблями и с русским посланником, вологжанином Осипом Непеей, но буря рассеяла его корабли; только один из них достиг Лондона; прочие погибли близ шотландских берегов, где утонул и сам Ченслор; русский посланник спасся.

Торговое дело: 

«Русские товары доставлялись к Розовому острову сплавом по Двине здесь они грузились на английские суда. На первом месте из предметов вывоза стояло сало — тюленье, моржовое, китовое, а также говяжье. Большие бочки с ним закатывались на палубу и опускались в трюмы судов. В первое время англичане, не имевшие никакого представления о природе Севера, в том числе и о его громадных лесных массивах,- пытались возить порожние бочки под сало из Англии, но потом убедились, что сделанные на месте русские бочки лучше и добротнее. В больших количествах вывозились лен, полотна, холст, а впоследствии и канаты, которые изготовля¬лись на фабрике в Холмогорах, основанной Греем в 1558 го¬ду. Большим спросом пользовалась смола, вывоз которой за границу с Севера удержался вплоть до начала XX века.
Без канатов и смолы было бы немыслимо судостроение того времени. От крепости канатов стоячего и бегучего та¬елажа зависела надежность парусных кораблей, а смола обеспечивала водонепроницаемость деревянной обшивки и предохраняла канаты от гниения. Англичане считали русские канаты и смолу лучшими в мире и широко использовали их».

Адрес: Россия, Архангельская область, Северодвинск, Набережная острова Ягры
Координаты: 64.598748, 39.794401

ОБЪЕКТ НА КАРТЕ
ЕЩЁ ПУБЛИКАЦИИ